RSS
 

Posts Tagged ‘конкурс’

Сговор [полнолуние]

25 Окт

Потоком медленным вливалась
В глаза краснеющие больно
Необратимо.. Это звалось
Луною полной…

Замысловатостью узоров
На простынях фигуры бились
Комкалось время – скоро… скоро
Падет на милость…

Заныли кости, в пальцах холод,
И взвыли псы цепные хором,
Почуяв перманентный повод
И страшный сговор.

Сжимаясь хрустнули запястья,
Во рту прогорклый вкус металла..
Луна смеялась не напрасно -
Ей было мало…

Все просто – шансов нет у жертвы,
Сливался крик с багровым плеском
От струй упругих бедной девы,
Обмякшей резко…

 

Тяжелая река

07 Сен

салгир
Это место реально имело быть место в моей больной детской памяти.
Небольшая наша городская речка, хоть и главная в городе, не особо
многоводная – разве что после дождей. Но ивы над ее берегами,
накрывающие журчащие воды, узкие кривые набережные с чугунными
оградами – они так отдают детством, которого у меня толком и не
было.

Это та самая, тяжелая река, как я ее называл, на берегу которой, уже чуть
позже, я любил посидеть с бутылкой пива сам.. Или с очередной
новой девицей… Или с друзьями, вспоминая что-то из прошлого.
Оно, место, частенько наталкивало на разные мысли, когда я
проходил мимо, торопясь куда-то по делам. Оно пыталось говорить.

«Так вот, однажды, я встретил здесь этих уродов...»

***

Так жестоко со мной еще не поступали никогда. К насмешкам-то я давно привык и никогда не парился, когда за мной увязывалась шпана и кричала:
- Урод! Урод!
Мелкие камни летели в спину, я ускорял шаг и скрывался в темном подъезде своего мрачного двора. Иногда, старшие ловили меня в кольцо и толкали друг на друга. От безысходности из уголка рта скатывалась липкая слюна. Тогда улюлюкающая кучка «нормальных» парней брезгливо отпихивалась от меня ногами и я убегал в свою нору.

Так и прошли школьные годы. Никуда не поступив, я устроился работать грузчиком в супермаркет, а через год осиротел. Умерла любимая подслеповатая бабушка, оставив за собой однокомнатную квартирку на первом этаже «хрущёвки» с едким запахом старости, который так и не ушел со временем.
Там-то, за вечно закрытыми толстыми шторами я и прожил последующие два года. По утрам, традиционно убрав кучу дерьма из-под входной двери - я, поглядывая на часы, выскакивал во двор, где ловил взглядом девочку Лену. Она привычно торопилась куда-то на учебу. Я улыбался, предчувствуя наливающуюся эрекцию. Лена же брезгливо отворачивалась и скрывалась за углом дома. Тут же я снова оказывался в своей комнатушке, где зажмурив глаза, в несколько движений сливал семя в вонючую простынь. После чего брил скудные волосенки на подбородке, смаковал жидкий чай, запивая им подгорелую яичницу, и двигался на работу.

Все это было привычно и традиционно…

Пока однажды утром, в выходной, Леночка не поманила меня к себе наманикюренным пальчиком. Улыбаясь и подмигивая. Я суетливо обернулся, не доверяя своим глазам, но подошел. Леночка сморщила носик - никакая улыбка не могла скрыть ее отвращения:
- Тебя ведь Игорь зовут?
- Угу…
- Хочешь меня… поцеловать?
- Это как это? – от неожиданности и смущения появилась слюна, но я нашелся, и тут же вытер ее рукавом клетчатой рубахи, шмыгнув носом.
Лена сидела на окрашенном в зеленый цвет ограждении детской площадки, глядела куда-то за мое правое плечо, и делала знаки. Я попытался проследить за ее взглядом, но она схватила меня за воротник и притянула к себе.
- Так что? – теперь она смотрела в мои глаза, не мигая, и я уже совершенно не знал что делать. – Ну… да?
Она провела руками по затылку и приблизила свое лицо. Розовые губки раскрылись и, уже в следующую секунду обжигали мой рот мифическим поцелуем мечты. От растерянности я растопырил руки в стороны и замычал, препятствуя нарастающему стояку. Её губы пахли табаком и малиной. В глазах моих потемнело, потому пришлось их закрыть.
К тому же, семя уже рвалось наружу, заставляя реветь унылым медведем…

- Блядь, да быстрее же, козлина! – с этими словами Лена прижалась ко мне всем телом, обхватив голову руками, а тело ногами. – Я не могу больше, воняет же!
- Держи… снимаю, держи… Отлично!
Я открыл глаза, непроизвольно двигая тазом. Извечный обидчик Сашка огибал дугой нашу композицию, снимая на любительскую камеру.
- Да-да-да… - кричал он, – Держи его! Лена, улыбайся… Он кончает, блядь, гы-гы-гы - Супер! Ютуб наш!!! – и он заржал, убирая в сумку камеру и пятясь назад. – Валим!
Лена оттолкнула меня ногами в пах, очень болезненно, и рванула за Сашкой. Она плевалась и хохотала. Я обмяк…

Дома я находиться не смог. Я глядел на свое зеркальное отражение в прихожей и гортанно рычал. Там, продолговатое лицо с вытянутой нижней челюстью и тонкими губами не могло скрыть крупных желтых зубов, а скудные усы – уродливой заячьей губы. Бесцветные волосы были скудны, оголяя огромный, формы огурца, лоб. Землистое прыщавое лицо, едва обнаруживало на своей поверхности колючий взгляд маленьких злобных глаз без ресниц. Я швырнул в сторону пластиковую вазу, которая не разбилась - и, не закрывая дверь, убежал к речке. Туда, где любил бывать вечерами. Где сидел под горбатым мостом, подслушивая откровения влюбленных. Туда, где хотел умереть, временами…

Но в этот раз было страшно. Река шумела не так, как обычно – она говорила:
«Войди в меня… я уведу тебя туда, куда ты и не мечтал, дурачок…»

По мосту шла девушка-даун, лет ***-ти, улыбнулась, глядя вниз, и плюнула.
- Ыыыыы… - протянула она.
«Своего видит во мне», - подумал я, но река перебила реальность. Она запричитала тихим шелестом, заставляя покинуть берег. Девушка-даун исчезла, а река говорила уже вслух:

- Зайди… зайди… - и я, раздвинув в стороны гибкие ветви ив, двинулся в сторону шума. В сторону голоса. Вода холодными лапами схватила за щиколотки, став контрастом кипятку в штанах. Я провалился в гул…

***
Постепенно шум стих. Я открыл глаза, но увидел лишь розоватую темноту. Было приятно по всему телу. Шевелиться не было никакой возможности. Да и зачем, когда под телом ощущалась мягкость перины, а лицо вязло в пахнущие легкими духами подушки. Ласковая рука взъерошила затылок, поползла вниз по позвоночнику. Мягкая и тёплая.. Она стала гладить ягодицы. Я ждал голоса. Я знал, откуда-то, голос появится, как только я этого захочу:

- Проснись же, - зашептал Ленкин голос. - Просни-и-ись, соня. У нас мало времени!
Я вздрогнул, зная, что удивляться ничему не стоит. Река так сказала. Потому, предпринял усилие и, развернувшись на спину, постарался среагировать спокойно на сидящую у моих ног голенькую Лену. Она улыбалась, без отвращения, и я знал – она любит меня. Я приподнялся на локтях, стыдливо прикрылся простынёй и скинул ноги с кровати.
- Мне нужно в ванную, - сказал я не своим, страдающим искалеченным «прононсом волчьей пасти» голосом. Легкий шлепок по ягодице сопроводил мой побег.
Из зеркала на меня смотрело лицо Сашки. Сначала испуганно, потом - с интересом. Я стал гладить чистое от угрей лицо тонкими пальцами, целовать их. Ерошить ими мягкие чёрные волосы. Сбросив на пол простынь, я гладил свое тело. Все ниже..

- Ну где ты там, котик? – Ленка выгнулась в постели, пожирая взглядом меня, входящего. – О, да ты готов, аха-ха! Иди…

Вот оно, то, о чем я только мечтал. Было легко, было все понятно, хоть и ново в то же время. Было долго и сладко. Ленка выдохнула протяжно и легла под мою руку, уткнувшись носиком в грудь. Мы засыпали...

***
Во сне река, вдруг, поднялась морскими волнами и несла меня к водохранилищу. Я кричал картавым, снова привычным, голосом. Молил ее выкинуть меня на берег, но она была зла. Она швыряла меня о бетонные борта русла, потом снова поднимала высоко, так, чтобы я увидел изгиб моста о который мне предстоит разбить голову…

- Аааа… - закричал я во сне, тут же проснулся, не прекращая хрипеть уже наяву и, улавливая знакомый запах затхлых простыней. Стало особенно страшно, когда от потного бока что-то отлипло и закряхтело. Я попытался дотянуться до выключателя, но тяжелая рука шлепнулась мне на грудь, а неподъемная нога напрочь припечатала к месту область таза. Под невнятное кряхтение я снова уснул.

Кто-то запел. Хари Кришну. Я думал, что это одно из наслоений сна, пока пение не слилось со звуком будильника. Я разлепил глаза. С трудом. Было непривычно светло – видимо кто-то раздвинул шторы.

Она сидела на краю кровати спиной ко мне и расчесывала скудные волосёнки моей деревянной расческой, собирая на тяжёлом затылке замысловатую гулю. Время от времени, она брала освободившейся рукой очередную шпильку и отправляла ее куда-то к голове. Я кашлянул…
- Ыыыы… - замычала она, повернув лицо в мою сторону. Маленькие округлые глаза стали раскосыми от натяжной прически, крупный рот сложился в дружелюбную улыбку.

- Ты.. это, что тут?! – все что я смог выдавить из себя. – Как?!

- Ыыыы… Ыгорь, приятно… - она откровенно раздвинула жирные ляжки, и стала тереть промежность короткими пальцами. – Хорошо делал. Ты обещал пойти к маме и сказать, что мы будем вместе теперь. Теперь – жениться! Чтобы не ругала. Ыыыыы…
Я увидел как длинные пустые груди заколыхались на жирном животе, когда она двинулась в мою сторону. Такие же, как я видел когда-то в журнале «Вокруг света». Я выблевал кислотой на подушку.

- Пошла вон отсюда, сука!
- Ыыыы… - девка-даунша спешно надела сарафан через голову, схватила в руку огромные трусы и бросилась к дверям. Там она замешкалась, обуваясь. За дверью послышались гулкие шаги и протяжное:

- Ыыыы, в какашку наступила…

Тяжелая река все смоет, подумал я, отправляясь готовить подгорелую яичницу. Ленку, по крайней мере сегодня, я видеть не желал. На работу опаздывать никак нельзя. Нельзя…

4.04.12 moro2500

 

Ё-страсти

18 Ноя

Объявленный на ресурсе конкурс уже который день не давал мне покоя. Нужно было что-нибудь накреативить «про букву с тяжелой и драматической судьбой - про букву Ё». Ё… блин. И что тут можно придумать оригинального? Всё на одну букву, что ли? Ага, щаз:

ёжики, ёршась, ёрзали, ё-моё… - ёрунда, одним словом – не то… Запас слов слабоват.

А может столбик, где все слова ё-зарифмованы?

Осыпались клёны,
Бывшие зелёные.
Ты в меня влюблённая, Ё
Я не удивлён…

Говно! Так и просидел до двух ночи, пока глаза не скатились в кучу, плюнул на это дело – и свалил спать. В голове какое-то время роились обрывки Ё-темы. Уснул…

***

«… буква Ё из букваря, зная, что скоро её будут проходить первоклашки (сейчас они как раз букву «Г» разбирают) – готовится к выходу. Ё должна доказать всем, что не так уж она бесполезна и беспомощна, как кажется на первый взгляд. Она размышляет…»

Она размышляет, я размышляю. Дурацкие идеи не дают сосредоточиться на работе. Конец года – бумажная рутина, чёрт возьми, голова разрывается! В мобильнике пропущенный вызов – некая «таня пополняшка»…ммм… И кто же это? Набираю.

- Привет-привет, - на том конце зажурчал приятный такой голосок с придыханием.
- Вы мне звонили…
- А, ну да… у меня ваш номер забит вот, а я не помню… Влад?..
- Да. У меня та же беда… Таня…
- …хм…
- …пополняшка…
- А, вы видимо через меня счёт пополняли на мобильнике. Вы случайно не…
- А вы случайно не малышка с большими аккуратными сиськами?!
- Дурак! Влад с канцтоваров, - голос захихикал, - все, я вспомнила! А ты совсем не изменился…
- Та да. Сколько же мы не виделись, с полгода?
- Ага, я уже семь месяцев работаю в страховой компании… - пауза.
- Что будем делать?
- Хи-хи… предлагай!
- Так может нам как-нибудь свидеться?..

***
Как её забыть? Она работала на уличной точке по продаже стартовых пакетов разных операторов связи и карточек пополнения счёта. Я несколько месяцев пользовался её услугами и пускал слюни. Молоденькая, чуть больше полутора метров роста, с медно-рыжим каре до плеч и приятным выражением лица . Как же она меня возбуждала! При её росточке у неё была идеально пропорциональная фигура и…сшибающее с ног декольте. Я несколько раз похотливо подкатывался к ней, безрезультатно, хотя иногда, натыкался на лукавые прострелы из-под ресниц в ответ. А потом она пропала…

***
девка с виноградом
Мы сидели на узкой полуторной кровати в маленькой комнатушке общажного типа. В руке у меня была глубокая тарелка с виноградом, крупные мускатные ягоды которого я заинтересованно отщипывал от массивной грозди и отправлял в рот своей, внезапно свалившейся на меня, знакомой. На ней была надета лишь белая хлопчатобумажная футболка в обтяжку. Танька сидела, поджав под себя ноги, и эротично мусолила виноградины за щекой, то и дело проводя языком по влажным губам, и поглядывала на меня бесстыжей зеленью глазищ. Соски агрессивно топорщились.
- Танька, я больше не могу, ну дай хоть потрогать!
- Неа, фиг тебе, - опять эта улыбочка, опять эти закрывающиеся веки и полураскрытые попрошайские губёшки. Очередная ягода уходит по назначению. Я готов был сожрать её, точно так, как она это проделывала с милыми плодами.
- Ну это же невыносимо… дай хоть глянуть! Ну… хоть разочек!
- Нет и нет! Не надо было знакомить меня со своей жёнушкой. Она потом часто подходила ко мне пополнять счёт, и мы болтали, как настоящие подружки. Такая милая девочка.
- Вот ещё – подружки!
Танька снова выпятила пухлые розовые губки, принимая очередную виноградину. При этом она умудрилась пройтись языком по моему указательному пальцу. Я взвыл:
- Да что же это такое, ё-моё?! Подружки… А ведь ты же могла одолжить у подружки, ну… утюг, например? Вот, считай, что она одолжила тебе меня.

Танька, смеясь, приподнялась на коленках и, закинув руки за голову, потянулась всем телом. Из-под футболки выглянул аккуратный треугольник белых трусиков. Меня начало подёргивать. Ещё чуть-чуть – и я перестану отвечать за себя. Но Танька неожиданно выхватила тарелку из моих рук, поставила её на тумбочку и, глядя куда-то сквозь меня, мгновенно стащила с себя футболочку. Я замер. Её грудь колыхнулась, маленькие коричневые соски призывно набухали прямо на глазах.
- Ну, иди сюда, утюг хренов…
Стремительным гепардом я кинулся на неё и жадно впился губами в крошечную татуировку в виде буковки «Ё» на левой груди…

***
- … да проснись же ты наконец - на работу опоздаешь! – она, нависала надо мной и яростно трясла за плечи. Я вывалился из сна, с усилием разлепил тяжеленные веки и… увидал прямо перед собой глаза жены.
- Ну, наконец-то, соня! Сидишь по полночи в интернете, потом фиг добудишься. Вставай живо! – Она откинула одеяло, глаза её округлились, - Оппаньки! И что же это нам такое снилось?
Я перевёл взгляд в то место, куда вонзился её взгляд. Мои трусы представляли собой подобие горы Эверест на рельефной физической карте мира. Мне стало стыдно. Я тут же вскочил на ноги, вскользь чмокнул супругу в щечку, и убежал в направлении ванной, буркнув через плечо:
- Ты снилась, ты… Доброе утро.

За завтраком она подозрительно поглядывала на меня, а я, старательно отводил взгляд в сторону, жуя бутерброд и запивая обжигающим нёбо чаем. Перед глазами настойчиво красовалась ё-баная татушка на сиське…

***

Я ехал на работу и размышлял:
«Ну и к чему это? Какого хрена я чувствую себя виноватым? А может это вещий сон? Как раз сегодня мы должны были созвониться с Таней этой. И она совершенно не знает мою жену – что за ерунда? Или это к тому, что я напишу в конце концов что-нибудь на конкурс? А что – неплохой сюжетец! Не то что моя последняя бредовая идея про литеру Ё, которая подала в суд на интернет и некую выскочку недобукву ЙО, за то что они незаконно используют еЁшный (или Ёйный?) бренд в целях наживы, а её саму – хотят кинуть на бабло. А, каково? Бред, говорю же! Так вот, использую пожалуй Танюху для сюжета - и всё… Хотя, с другой стороны, сон так меня завёл – не идут с головы эти сиськи наливные, мать их! Всё, сам звонить не стану – позвонит она, там посмотрим. По обстоятельствам, вот. А вдруг у неё и правда такая татуировка имеется? Вот же чёрт…»

Рабочий день проходил в муках и борьбе с желанием позвонить самому. Каждый раз я хватал звонящий мобильник и подсознательно расстраивался – это не она. Я уже надевал куртку, уверенный, что сейчас отправлюсь домой, как раздался надоедливый блюз моего рингтона. Ну, последний шанс…

Но это была Светка, моя бывшая. Ей-то чего от меня надо?
- Привет, Владик, у меня такие проблемы… ты мне поможешь?
- Вот те и здрасьте – ни слуху, ни духу целый год, и – нате! И что там у тебя?
- Мне недостачу насчитали в банке… нужно срочно погасить, не то потеряю место, а у меня нет денег... совсем нету… - Светка зашмыгала носом, собираясь заплакать – это она умела.
- А я-то тут причём?
- Ну, ты же обещал помогать мне, если что… - она таки разревелась.
- Сколько?
- Двести… баксов.
- А что родители?
- Да у них самих проблем… Ну, Владичек, ну пожа-а-а-луйста… - завыла она в трубку. Это было выше моих сил.
- Ты где?
- Я дома. Одна. Родители уехали в деревню утром. Ты приедешь?

плачет***

- Охренеть! – только и произнёс я, и тут же охренел. На пороге стояла заплаканная Светка в коротеньких розовых шортиках и салатного цвета топике. На топике красовалась, вышитая разноцветным бисером, огромная буква «Ё».
- Ты чего?
- Нахрена это? – рассеяно произнёс я, указывая пальцем на пресловутую литеру. Я был в шоке.
- Да ты что – это же сейчас очень модно! Я думала тебе понравится…хм… Ну, пойдём в комнату, я тебя кофе угощу. - Светка схватила меня за руку и потащила куда-то.
Я уселся в крутящееся кресло и не сводил глаз с «Ё». Она смущённо поглядывала на меня, хлопая длиннющими загнутыми ресницами. Для себя я отметил, что она стала намного привлекательней, чем год назад. Повзрослела. Как будто прочитав мои мысли, Светка улыбнулась.
- А ты ничё, такой хорошенький стал. Поправился – тебе идёт. Я бы даже…
- Ладно, - я извлёк из накладного кармана кожаной куртки две хрустящие стодолларовые купюры и протянул ей.
- Ой, спасибки тебе, спасибки, Владик! - Светка прямо запрыгала, ловко выхватывая деньги из моих рук - и тут же прихлопнула их в какой-то увесистой книге на полке. – Я отдам… Сразу, как смогу, отдам!
- Да ладно, отдашь ты, как же… Когда такое было-то?хорот
- Правда-правда, - её лицо было таким счастливым, что мне было уже абсолютно не жаль этих денег. К тому же я чувствовал себя немного виноватым – ведь именно я был инициатором нашего разрыва. Она потом долго страдала. Смущало же меня во всей этой ситуации сейчас, только одно – «Ё»…

- Тебе что, так не нравится эта майка? Так я сниму… - и не успел я возразить, как Светка шустро стянула её через голову, зацепив по пути деревянный штырёк, который удерживал на макушке замысловатую гулю. Тяжёлые каштановые волосы тут же рухнули, рассыпаясь на обнажившихся плечах и маленькой упругой груди. Это было нечто! Она стояла передо мной, такая невинная и трогательная, пытаясь убрать непослушные пряди с глаз. Я уставился на её босые ступни и разглядывал ярко-алый лак на ногтях. Затем взгляд медленно поднялся по стройным ногам вверх, и остановился на груди. Светка улыбнулась.
- Так тебе кофе сделать?
- Какой нахрен кофе?! – в долю секунды я подскочил к ней, схватил за маленькие крепкие ягодицы и усадил к себе на пояс. Светка рефлекторно обхватила мою спину ногами, а руками вцепилась мне в плечи, слабо изображая сопротивление. От неё по-прежнему пахло духами, запах которых сводил меня с ума. Мы жадно вдыхали воздух, глядя в глаза друг другу.
Дальше, всё было как в кино. Я бросил её на кровать, и мы, общими усилиями, суетливо, стали стаскивать с меня одежду. Когда с этим было покончено, я попытался поцеловать её влажные губы, но Светка неожиданно отвернула голову в сторону.
- Не-не, только не целуй меня в губы, пожалуйста!
- Это ещё почему? – я задыхался от желания прямо сейчас овладеть ею по-полной. грудь
- У меня есть парень, и я… ну…
- Что?!
- В общем, я не хочу ему изменять…

Я засмеялся, как умалишённый, и, посчитав сие странной шуткой, снова попытался впиться в её губы. Ни в какую! В этой борьбе я так возбудился, что сорвав, наконец, с нее шортики, и яростно войдя в её горячую от желания щелку, я кончил, едва начав. Да-да, три-четыре качка, и я выскочил из неё, разбрызгивая куда попало своё семя. За считанные секунды вожделение сменилось опустошением, чувством стыда и злостью. Я торопливо натягивал на себя разбросанные повсюду вещи. Светка отвернулась…
- А знаешь, Света, почему мы с тобой расстались, а?
- Потому, что ты меня бросил… - голос был снова плаксивым.
- Потому, что ты – дурра!

***

Я загнал машину в гараж, но домой идти было страшновато. В руках у меня нелепо шуршал букет каких-то жёлтых цветов, купленных около метро. Зачем я их купил? Она сразу что-то заподозрит! Скажет – с какой стати? И тут же припомнит мою утреннюю эрекцию. Мне казалось, что я вот сейчас зайду, а жена скажет:
- Мудак, а ведь я всё знаю!

Цветы полетели в кустарник…

И что мне ответить ей на это - «Извини, милая, но это всё вещий сон! Это всё ёбаная буква виновата!»
Я слонялся по двору в тяжёлых раздумьях – оказывается, изменить так легко. Труднее жить с этим. Мне срочно нужно кому-то выговориться – кому-то бывалому. Интернет! Нет, чёрт, домой не могу. Телефонный звонок заставил меня вздрогнуть – жена. Я суетливо, как нашкодивший подросток, отключил телефон…

***

пьяныйВ баре я получил кучу дельных советов. Компания собралась развесёлая – двое средних лет семьянина-строителя и учитель литературы, спивающийся интеллигент-неудачник. Учитывая, что всю компанию угощал я, советы сыпались, как из рога изобилия. По-видимому, перед тем как отрубиться, я успел сообщить «товарищам» свой адрес. Периодами, приходя в себя, я чувствовал, как меня, подхваченного под руки, ведут домой (то и дело кто-то произносил мой адрес). Мне было уже не страшно, и казалось – что бы ни случилось, жена поймёт! Ведь ребята сказали, что нет никакой моей вины. Я даже подумал, что сейчас мы придём, и я приглашу всех в гости – такие замечательные люди!
Звонок в дверь, и я понял, что ошибался. Супруга назвала меня не «мудак», а совсем даже – «козёл». Когда я снова ненадолго пришёл в сознание, заботливые руки укрывали меня одеялом. Я попытался сказать что-то ласковое, но не смог, к сожалению. Всё что я смог, перед тем, как выключиться окончательно, так это понять, что в конкурсе креативов, связанных с буквой «Ё» - я не участвую – срок сдачи истёк как раз сегодня. Да и хрен с ним…